Почему мажилисмены хотят жить как в Южной Корее?

Время

Последний вход: 01.05.2019 07:00:14
Дата регистрации: 23.09.2014 08:46:27
Время Всем
Почему мажилисмены хотят жить как в Южной Корее?
На прошлой неделе 13 народных избранников, среди которых четыре женщины, озаботились тем, что в Казахстане в футбол играют не по правилам. Вкратце мы уже писали о запросе на имя премьер-министра Бакытжана САГИНТАЕВА, в котором мажилисмены поднимали вопросы, давно уже волнующие болельщиков (см. Перед газоном все равны?”, “Время” от 26.1.2019 г.). Сегодня - подробности. 
Взгляд из парламента
Напомню, что в обращении речь шла о непомерных и неэффективных государственных расходах на спорт номер один. Кроме того, мажилисмены предлагали пересмотреть лимит на легионеров по примеру Южной Кореи, а также посетовали на неразвитость инфраструктуры и непрозрачность финансовой статистики, предоставленной депутатам Министерством культуры и спорта.
В конце своего запроса Ахмет МУРАДОВ, Сауытбек АБДРАХМАНОВ, Владимир БОЖКО, Наталья ЖУМАДИЛЬДАЕВА, Роман КИМ, Наринэ МИКАЕЛЯН, Шаймардан НУРУМОВ, Юрий ТИМОЩЕНКО, Шакир ХАХАЗОВ, Сапархан ОМАРОВ, Сакен КАНЫБЕКОВ, Майра АЙСИНА и Снежана ИМАШЕВА обозначили перед Сагинтаевым четыре, на их взгляд, главные проблемы, решения которых депкорпус ждет от правительства. Во-первых, подписанты просят установить единые нормативы расходов футбольных команд. Во-вторых, привлечь зарубежных специалистов для подготовки наших кадров (в запросе нет конкретики, но, как мне думается, речь идет о тренерском составе). В-третьих, “отрегулировать прак­тику привлечения иностранных легионеров и направить сэкономленные средства на подготовку юных футболистов в спортивных школах, секциях, в т.ч. в сельской местности, а также на строительство спортивных объектов и футбольных площадок”. Ну и, в-четвертых, депутаты требуют проверить обоснованность планирования и расходования бюджета футбольных команд, а также выявить причины образовавшейся задолженности перед иностранцами.

Финансовый водоворот
Депутаты, требуя разработать какие-то рамки, регулирующие допустимые расходы на футбольные клубы, абсолютно правы. Мы можем даже помочь в этом вопросе, так как газета “Время” уже несколько лет обращает внимание на то, что чем больше в футболе денег, тем больше вокруг игры миллионов трется проходимцев, оттесняющих от нее и энтузиастов, и профессионалов-романтиков. Особенно это очевидно на примере самих клубов. 
Но вернемся к разумным рамкам. В 2016 году мы с руководителем ФК “Кызыл-Жар” Григорием ЛОРИЕЙ даже вывели сумму минимальной достаточности для функционирования среднестатистической футбольной команды Премьер-лиги (см. “Не числом, а умением”, “Время” от 14.12.2016 г.). На зарплату, сборы, экипировку, членские взносы за участие в чемпионате и перелеты на матчи тогда было достаточно порядка 800 миллионов тенге в год. Это, конечно, бюджет существования, а не развития. Тем более что сам Лория со своей командой не смог закрепиться в Премьер-лиге в 2018 году примерно с такими же деньгами, как и еще один малобюджетный клуб - уральский “Акжайык”. Но справедливости ради следует отметить, что Северо-Казахстанской области - откуда кормится “Кызыл-Жар” - нет в депутатском списке чемпионов по долгам.
По грубым подсчетам, сейчас каж­дому клубу КПЛ нужно выделять из бюджета областей и городов одинаково - по полтора миллиарда тенге в год. Этих средств хватит не только на команду мастеров, но и на финансирование детских центров, которые казахстанская федерация совершенно правильно обязывает содержать все клубы высшего дивизиона.
Что происходит сейчас? Мангистауская область, где добывается добрая половина всей казахстанской нефти, тратит на свой клуб “Каспий” раз в 10-12 меньше, чем государство давало клубу “Ордабасы” из южного дотационного региона. Одни зарабатывают для всей страны, а другие тратят лишь в интересах одного города Шымкента. Это разве нормально?
Еще два региона - донора республиканского бюджета (Актюбинская и Атырауская области) тратят на свои футбольные команды меньше, чем области, сидящие на дотациях. Правда, и у доноров при их “обиженности” затраты гораздо выше упомянутых полутора “ярдов”.
Депутаты правы, когда возмущаются цифрами Министерства культуры и спорта по поводу среднего размера бюджета клубов КПЛ в 2018 году (более 8 миллиардов тенге). Но здесь надо учитывать два момента. Во-первых, не у всех такие астрономические суммы. Во-вторых, у нас есть как минимум одна частная команда, содержащаяся за счет небюджетных средств, - “Кайрат”. Причем команда не бедная. Кроме того, есть и пример павлодарского “Иртыша”, где бюджет фифти-фифти. Половина - акиматовская, а другая половина - спонсорская. Павлодарцы таким образом уже несколько лет в сумме умудряются набрать по 2,3-2,5 миллиарда в год. То есть те самые полтора “ярда” - это минимум, которого хватает чуть больше, чем на самое необходимое. А если хотите хлеб с маслом иногда икрой намазывать, то пожалуйста, руки вам никто не связывает. Делайте как “Иртыш”.
Беда только в том, что все хотят делать не как “Иртыш”, а как “Ордабасы”, где, как следует из текста запроса, “задолженности перед игроками 4,5 миллиарда тенге”. Всего же депутаты насчитали, что совокупные долги 12 казахстанских клубов 9,9 миллиарда!
Вот только на чем не заострили внимания депутаты, так это на повальной приватизации клубов, которая ничего общего с правильной приватизацией не имеет.
Пять лет назад атамекеновцы потребовали вторую волну приватизации и разгосударствления. В 2015 году эта идея материализовалась в список правительства, куда скопом внесли все государственные предприятия. Люди довольно неглупые долго не могли понять, какой дурак станет выкупать у государства футбольный клуб, содержание которого обходится слишком дорого, да еще и обремененный долгами. 
До 2016 года был всего один приватизированный футбольный клуб из Первой лиги - “Лашын” из Каратау, который выкупили за 89 000 тенге исключительно для того, чтобы закрыть. 
Потом в алматинском управлении спорта придумали, как исполнить постановление правительства. Три года назад южная столица начала недорого распродавать все клубы игровых видов спорта. В частности, баскетбольный продали за 4,4 миллиона тенге в рассрочку при условии, что команда будет “оказывать акимату возмездные баскетбольные услуги” (см. “Почем он, “Легион”, “Время” от 6.7.2016 г.). А баскетбольные услуги измерялись сот­ней миллионов тенге в год. После этого, как в анекдоте про картежников, которых никто не проверяет, джентльменам масть поперла. 
Вот так умные люди догадались, как спортивные пассивы превратить в активы!
Секреты прихватизации
А дальше - больше. Сейчас эта схема трансформировалась в государственно-частное партнерство, когда клуб даже покупать не надо, а получить в управление печать, банковский счет и бюджетные миллиарды. Причем теперь эти миллиарды даже тратить через систему госзакупок не надо. Клуб же государство передало в управление частнику. Трудно представить, чтобы хоть в одном из регионов, где прошла такая “приватизация”, обошлось без “физкульт-приветов” акимату. Мы ж не можем в здравом уме допустить, что где-то на местах есть неадекватные власти, отдающие кому попало без каких-либо гарантий за здорово живешь государственные миллиарды.
В общем, депутаты и в четвертом пункте своего запроса правы. Обоснованность трат надо проверять на сто рядов, иначе не исключена ситуация, в которую в прошлом году попал талдыкорганский “Жетысу”. Наши рекламщики случайно наткнулись на сайте госзакупок на лот семиреченцев, которые только собирались покупать форму, хотя уже начался чемпионат и футболисты уже играли в новой экипировке. Возможно, некий поставщик обеспечил одеждой команды авансом, так как техспецификация конкурса была расписана таким образом, что чужому там выиграть было бы сложновато (см. “Дали поносить?”, “Время” от 21.3.2018 г.). Не знаю, чем эта история в итоге закончилась, но точно известно, что на этот лот благодаря газете зарегистрировалось 12 участников. Тот, под кого это все придумывалось, вряд ли смог поставить команде комплект формы за запланированные 52,7 миллиона тенге.
Ну а если инициаторы запроса хотят копнуть глубже, то мы уже подробно рассказывали об основных схемах увода государственных денег из бюджета футбольных клубов (см. “Дорогая федерация”, “Время” от 28.7.2016 г.).
Вообще, здесь надо обязательно отметить, что футбольная коррупция вопреки расхожему мнению ширится не сверху вниз, а как раз с самых низов. Еще с детских спортивных школ, на которые государство выделяет деньги для оплаты труда тренеров, аренды полей, организации соревнований, на форму и мячи, но все равно за то же самое деньги берут и с родителей. И чем больше средств не жалеет государство, тем дороже спорт становится для детей. Вот такой парадокс!
Чужие здесь скромнее
Интересно было читать запрос, в котором четыре женщины так здорово расписывают преимущества регламента чемпионата Южной Кореи перед нашим. Депутаты просто не знают, что многолетний лидер “Иртыша” португалец Карлос ФОНСЕКА приехал играть в Павлодар за такие деньги, за какие наши соотечественники даже бутсы не зашнуруют, - 7000 долларов. А еще один легионер из Грузии Гогита ГОГУА вообще рвал жилы на поле за смешные, по нашим меркам, 4000 долларов.
В чем правы депутаты, так это в том, что вратарь-легионер, когда в стране жутко не хватает полевых игроков, это как минимум подозрительно.
Есть мнение, что иностранный голкипер - это своего рода “касса взаимопомощи” тренера команды или директора клуба. А если он еще и в запасе сидит больше, чем играет, то как поверить в то, что большую часть своей зарплаты он кому-то не отдает?
В стране всего профессионально занимается футболом около шести тысяч человек, пять тысяч из которых дети. По требованиям УЕФА каждый воспитанник, достигший 12-летнего возраста, ставится на профессиональный учет. Отсюда и шесть тысяч набежало.
А вообще в Казахстане для профессиональных футболистов существует 1135 вакансий (360 в КПЛ, 350 в Первой лиге и 425 во второй). Получается, что мест столько же, сколько и своих игроков. Нет никакой конкуренции. Здесь не лимит на легионеров надо ужесточать, а вообще все лимиты поотменять, чтобы молодежь боролась за попадание в основной состав. Иначе так и будем про­едать государственные деньги без какой-либо отдачи.
И напомню, что ни один казах­станский футболист хотя бы уровня Фонсеки за 7000 долларов, или 2,6 миллиона тенге, играть не будет. Более того, такого уровня наших игроков, может, три-четыре на всю страну найдется.
Футбол по-корейски
Авторы запроса напомнили премьеру, что Нурсултан НАЗАРБАЕВ в своем послании народу Казахстана от 5 октября 2018 года поручил правительству и акимам построить не менее 100 физкультурно-оздоровительных комплексов. Но вот почему-то в результативную часть депутатского обращения не вошла даже просьба хотя бы рассказать о планах по выполнению этого поручения. В Южной Корее, кстати, на которую ссылаются мажилисмены, 18 стадионов международного уровня. У нас только два. Наверное, это тоже немаловажно.
Между прочим, до 1983 года у корейцев даже своего внутреннего чемпионата не было. А у нас лишь один стадион построен после этой даты. Нет инфраструктуры - негде заниматься. А раз так - нет и такого количества молодых игроков, из которых можно было бы отбирать лучших. А если нет хотя бы по одному игроку на каждую вакансию, то зачем вообще нужен лимит на игроков?..

Игорь НЕВОЛИН, фото Владимира БУГАЕВА, Алматы
Для того чтобы, оставить комментарий необходимо войти или зарегистрироваться